Она умеет говорить по-английски, писать по-русски и читать по-французски.

Она часто пишет в обычных тетрадках в клетку.

Так привычнее и удобнее.

И оставляет след своих губ на листках для тех, кто когда-нибудь её вспомнит.

Она любит читать людей по глазам и улыбкам, и любит целовать морской воздух, налетающий внезапно и неожиданно.

Кто-то, проходя мимо, бросал ей вслед: «Зачем ты была в моей жизни? Уходи!», приклеивая к словам отчаянье и гнев.

Она любила любить, даже тех, кто её никогда не поймёт, кто весенним ветерком промелькнёт перед глазами и больше никогда не вернётся.

Она была сказкой для того, кто мог её прочитать.

А для всех она была просто фантастическим рассказом — непонятным, эзотерическим и нереальным.

Она верила в жизнь и ждала чуда. Обнимала Вселенную и появлялась всегда там, где её никто не ждал.

Умирая, просила не забыть.

И желание это исполнялось.

Теми, кто знал её истинное имя …

Кто-то называл её именем свою дочь.

Кто-то называл её болью и привычкой.

А кто–то шептал: «Так это же Любовь!»

И она оставалась с ним навсегда, прикрыв ресницы Вечности нежно и страстно.

Она всегда была противоположностью ненависти.

И вела Человека к Счастью.

Или оставалась голубоглазым воспоминанием Жизни.