Почему о данном синдроме стали говорить только, максимум лет пятьдесят назад? Разве этот феномен не встречался раньше? Или же человек прошлого не проваливался в состояние абулии, астении, прострации? Конечно, было первое, второе и третье, и имелись условия для его совершенствования, вот только он трактовался, как это, однако, случается и в нынешнее время, под иной личиной, но обо всем этом дальше.

 

Человечество подходит либо уже подошло к самой верхушке научно-технического ренессанса: почти достигнуты различные разумные, незаменимые для жизнеобеспечения скоростные пределы, возможности электронной автоматизации и коммуникации. Не в разы, а на порядок увеличился ритм жизни, информационные и эмоциональныенагрузки. Мир, как кажется, до предела перенасыщен разного рода средствами, которые приходят на смену самому богу как на интеллектуальной, так и на физической стезе. Некогда повелитель и творец, теперь малозаметно для себя самого, стал заложником, персонажем своих созданий, информационного коллапса. Их преодолеть он не в силах при абсолютном на то стремлении. И какими бы не были мы последователями, ортодоксами НТП, на уровне подсознания, окружающий нас мир оказывается всё меньше и меньше интересным: изматывает однообразие городов с шедеврами архитектурного зодчества, монотонность видов деятельности.

 

Возможно ли назвать занимательной, хотя и отлично оплачиваемой, работу клерка в конторе, агента социального страхования, ЖКХ, пенсионного фонда, налоговой инспекции, нотариуса, бухгалтера? Вряд ли, но какая угодно из них, в силу своей монотонности и дефицита творческой составляющей, рано либо поздно начинает выражаться в форме нездорового полисиндрома. Физически безупречно до того здоровый человек начинает подвергаться слабости, разбитости, немотивированной раздражительности, неспособности к долговременной концентрации внимания, переключению с одного вида действия на другой. Рушится формула сна (днём - сонливость, ночью - бодрствование), понижается память, активность, настроение, работоспособность, одолевает наплыв разного рода неприятных богохульных либо циничных мыслей. Присоединяются головокружения, головные боли, сердцебиения, внутреннего напряжения, чувство тревоги, ожидания чего-нибудь неясного.

 

Жалобы больного обычно не укладываются в некоторую логическую систему, много их, но они бессистемны, а также не поддаются объединению во что-то конкретное. Кто-то, почуяв неладное в себе, обращается к доктору, наичаще всего к терапевту. Терапевт по набору претензий и при фактической отсутствии непредвзятых данных устанавливает стереотипный диагноз ВСД (значит вегето-сосудистая дистония), далее назначает обычно паллиативное, симптоматическое, направленное на подавление проявления, но абсолютно не влияющее на заставляющую причину врачевание.

 

Кто-то, а вот таких достаточно много, в поисках психологической защиты или ниши находит таковую в наркотиках, алкоголе, иные поддаются безрассудному экстриму, третьи порадают в секты, и четвертые, разочаровавшись либо не найдяво всех способах лечения, уходят в глубочайшую депрессию. В обобщенном плане это такой синдром психологического иммунодефицита, а точнее сказать, астено-депрессивный, либо таковой хронической утомляемости.

 

В процессе диагностики, затем лечения пациенты проходят множество разного рода в значительной мере не желательных, исследований, анализов, посещают столько же кабинетов всякого профиля врачей, оставаясь, впрочем, как говорят ворожеи, «при казённом доме, короле трефовом и своих интересах». Вряд ли можно вылечить человека от чего-либо, не выявив до конца первоисточники болезни. В любом случае лечение будет паллиативным, симптоматическим.

 

Представьте себе такую картину: между супругами, в семье, отмечаются непростые, но скрываемые друг от друга межличностные отношения, первопричиной чего значится неверность какой либо из сторон, избирательная импотенция супруга или скрытая фригидность супруги. Хронические психоэмоциональные нагрузки отрицательного характера рано либо поздно приведут к росту астено-депрессивного синдрома, то есть того, что станет трактоваться как синдром хронического утомления. И будет ли достигнут позитивный результат лечения, если доктор, напрочь игнорируя причину болезни, будет назначать нейропротекторы, антидепрессанты, транквилизаторы? Очевидно, что итог будет желать лучшего.

 

Что делать в таком случае?

 

В случае, если после прохождения 3 или 4-х специалистов, а также десятка ничего не предоставивших для диагноза инструментально-аппаратных исследований у вас так ничего и не обнаружили, хотя заболевание продолжает развиваться, следует направиться к психотерапевту: стоп - стоп, не к психологу и не к психиатру, а прямо к психотерапевту. Точная методика лечения описыватся не будет, можно лишь заметить, что на фоне общеукрепляющего медикаментозного лечения, понадобится 3-4 гипнотических сеанса либо постижение методикой аутогенной тренировки. Однако в первый момент всё-таки следует выяснить причину развития заболевания и воздействовать на неё в любом частном случае.